Воспоминания

Written by  Татьяна Городилина Monday, 23 October 2017 00:00

Призрачная сиреневая дымка, пронизанная стрекотом кузнечиков, висела над луговиной. Легкий шелест молодой листвы, уже поменявшей свой нежный цвет на густо-зелёный, следовал за ветерком, играющим прядями белоствольных берез, склонившихся в полудневнем мареве. Нежно-лиловые блики скользили по голубым стволам, отражаясь от сверкающих тёмно-фиолетовых колокольчиков, вздрагивающих от прикосновения лазоревых мотыльков, чьи синие крылышки мелькали среди склонённых изящных головок. Около березы сидела маленькая девочка. Синева неба отражалась в ее широко открытых глазах, неотрывно смотрящих ввысь, где проносились ласточки. Их призывные звуки рассыпались над луговиной, сливаясь с запахами разогретой травы, переплетённой стрекотом кузнечиков.

Тропка, изгибаясь и петляя между камнями когда-то огромной скалы, на которых ещё сохранились следы древних надписей, вела к самому краю обрыва. Здесь он опять остановился, пытаясь услышать сквозь шум ветра перезвон колокольцев на старой крыше. Туман рассеялся, обнажив остов когда-то наполненного жизнью острова. Теперь же только одиноко торчащие из земли привратные шесты напоминали о прошлом этих мест. Он ещё слышал смех своих друзей, видел их лица, но между ними была пропасть времени, которую он не мог преодолеть уже несколько лет. Его пальцы скользили по струнам, и звуки, подхваченные ветром, поднимались высоко к звездам и таяли в сияющей высоте.

Сумрак подарил её тень. Он пытался её рассмотреть, но время стерло краски, и всё-таки она жила. Затаив дыхание, он наблюдал за ней, боясь глубоким вздохом или неожиданным движением развеять возникший образ. Когда-то давно, он уже не помнил в каком мире, в этом или том, они вместе смеялись и болтали такими вечерами напролёт. В те минуты время останавливалось, а их мысли, стремительно меняя направление, путешествовали в пространстве без времени. За окном медленно падал снег, задерживая приближение ночи, а в комнате, вокруг её ног, вслед за игрой летнего ветерка вздрагивали цветы. Их маленькие голубые соцветия были полностью раскрыты и от этого казались беззащитны. Вглядываясь в её меняющийся образ, он ощутил прохладу, и запах водяных лилий вслед за плеском воды наполнил комнату. Вернее, комнаты уже не было – они на лодке скользили по нетронутой глади, где среди облаков, осевших в ветвях старых ветл, раскрывали свои бутоны лунные цветы. Свет, исходивший от них, преобразил её образ, наполнив тень мерцающим сиянием лунности её глаз.

Когда он открыл глаза, пустота наполнилась тишиной. Её было столько, что она поглотила шум волн и детский смех. Исчезло ощущение теплого ветра, и запахи цветов превратились в глухую пыль. Ночь уже приближалась к своему уходу, но тени еще не возникли. Это было время безвременья. Тишина становилась все плотнее, и вынести ее было очень трудно. Она давила со всех сторон до тех пор, пока не возник пронзительный звон, проникающий в уши, глаза, мысли. Казалось его больше не существует, только этот серый звон, пробирающийся сквозь серую пыль предрассветного утра. Но вот небо легко вздохнуло, и подул ветерок. Не там во сне, а здесь. Он был слабый, но его сил хватило чтобы развеять звон и принести ощущение первого луча, который ещё только подбирался к краю земли. Трава вздрогнула и в ту же секунду мириады солнц отразились в накопленных за ночь росинках, отражаясь друг в друге. Он провел рукой по влажному лицу и рассмеялся. «И это всё, так быстро…» И в момент этой мысли робко, но уже отчетливо проснувшаяся пичуга рассыпала свою трель, преображая мир яви.

Автор текстов и иллюстраций: Татьяна Городилина

 

Read 267 times Last modified on Friday, 15 May 2020 10:57
Rating
(0 votes)

72 Comments

Leave a comment

Make sure you enter the (*) required information where indicated. HTML code is not allowed.