Голгофа русской осени

Written by  Ксения Колюпанова Friday, 15 May 2020 00:00

Так и сказали: «Пожалте на Голгофу. С вещами».
Вещей-то не шибко много, чего их собирать. Вот куртка: кожаная, на спине драная, смотреть больно. Выбрасывать жалко. Хорошо, думаю, волосы отрастила, хожу и будто бы приличный человек.
– А кого еще со мной?
– А никого.
– А чего я-то?
Молчат. Так, ладно, зажигалка… Новая, синяя, за тридцать рублей. Была еще за тридцать пять, я пятака пожалела. Теперь думаю, чем различаются. Если бы там размером…
– Ты че, куришь? – цыкают.
… размером, я бы поняла, а так. Меня попросили спички купить, спичек не было, одни зажигалки. Половина за тридцать, половина за тридцать пять.
– Ага, – говорю. – Пассивно.
Ржут.
Чай еще – шесть коробок, куда мне шесть. И все польские, главное, может, обратно в Польшу прислать. А что? И записка: «Выпить не успела. Раздайте нуждающимся».
– Вы чай, – говорю, – любите?
– А какой?
– Польский.
– Оставь, – машут. Широкий жест – загреб воздух в ладонь, и – об землю.
А земля мокрая, прелая – аж брызги летят.
Потом билеты на метро – красивые, красные, матовые. Целая пачка, и когда столько накатать успела? Надо же, не заметила.
Швыряю от себя – несильно, кистью, – а осенние ветра подхватывают, и мешают с листьями, с травой жухлой, и летят дальше по-над землей: жидкие, пресные, свистящие.
Ко мне возвращаются:
– Что, всё?
– Всё, – говорю. И плечами жму для достоверности, и брови хмурю: а чего еще-то?
– Не шибко.
– Зачем мне вещи-то на Голгофе.
А Голгофа русской осени – ждет, родная, ждет, милая, всех ждет: и меня, и тебя. Шаг – всхлип, шаг – хрип, шаг – стих, шаг – песня, шаг – вой. А там, глядишь, и добрался.
За спиной гольгофьей народу – рать, и куда ни ткни – поэт, музыкант, художник. Половина за тридцать, половина за тридцать пять. Руки тонкие, души трепыхающиеся – не тронь пальцем, не тронь – и гонору, хоть отбавляй.
Стоят за спиной, как за крепостью, а спина-то, господи, драная, хуже моей куртки. И волосы стрижены.
Рухнешь на половине пути – то и ступай себе по-над землей, листья ворошить. Жидкий, пресный, свистящий. Подлетишь к кому-нибудь да в лоб: «Пожалте на Голгофу. С вещами».
Это значит, осень пришла.
Так что в путь, милый.
В путь.


Ксения Колюпанова

Фото: Максим Логунов

Read 28 times Last modified on Monday, 18 May 2020 19:28
Rating
(0 votes)

Leave a comment

Make sure you enter the (*) required information where indicated. HTML code is not allowed.