Взлёт и падения Пальмуса Обыкновенного

Written by  Кирилл Логунов Tuesday, 23 January 2018 00:00

Огромные стеклянные квадраты.
Оранжерея. За стеной – зима.
Гвоздики, хризантемы, даже мята –
Теплица ароматами полна.
В халате белоснежном величаво
Профессор обходил зелёный мир.
Осматривал цветы, деревья, травы.
Как вдруг свой взор на ноги опустил,
Засуетились над блокнотом руки,
Отметил что-то в списке пальм и роз,
И с торжеством служителя науки
«Обыкновенный Пальмус» – произнёс.
Действительно, перед носком ботинка
Поднялся небольшой ещё росток.
Сверкнула на листе его росинка:
Ведь имя привело его в восторг.
«Какое замечательное имя!
Какие интересные слова!
Да будет так! У Пальмуса отныне
Начнётся жизнь, прекрасна и нова!»
Так начался путь взлётов и падений.
В начале Он доволен был собой:
Стал подданным из Царствия Растений,
Раскинул гордо листья над землёй,
Соседи были столь гостеприимны!
О прошлом рассказал ему Жасмин:
«Оазисы в пылающей пустыне...
Так человек с блокнотом говорил!»
« А почему же нас с тобой не слышит
Тот человек, заботы идеал?»
«Возможно, он считает себя выше» –
Жасмин цветком чванливо покачал.


Друзья, увы, недолго были рады:
В один из бесконечно длинных дней
Пришли работники с горшками и лопатой,
И выкопали Пальму до корней.
Он только понял, что близка опасность,
И что закончился навек его покой.
А Человек в халате безучастно
Поставил в смете росчерк роковой.
Несчастный Пальмус! Осознал он вскоре:
Его несли из стен теплицы прочь.
Напуганный, летел по коридорам,
Никто не мог растению помочь!
Всё завертелось в страшном карнавале.
В конце концов, горшок достиг земли.
Вдруг под корнями что-то задрожало,
Урчание послышалось вдали.
Машина с целом садом удручённых
Цветов, гадавших о своей судьбе,
По улицам, снегами заметённым,
Отправилась в свой сказочный забег.
Мороз звенящий властвует над миром,
И солнца ослепляет яркий блик!
Под вывеской «ЦВЕТЫ-ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ»
Остановил водитель грузовик.
Звонок над дверью, все засуетились,
Пришла хозяйка принимать товар.
Обида, страх, тоска и гнев бессильный,
Среди растений начался базар.
Разгрузка быстро кончилась, а Пальмус
Поставили на полку из стекла,
Подумал Он, увидев рядом Кактус:
«...начнётся жизнь, загадочна, трудна!»


Действительно, весь круглый и колючий,
Казалось, занимал весь уголок.
И Орхидея утончённо-скучно,
Склонила свой изысканный цветок.
Итак, колючка, пальма из теплицы,
И сонный член растительных богем.
Один из них смеялся, веселился,
Другая – думала о тяжести проблем.
«Да не смотри с испугом на иголки!»
Светился Кактус, вечно был он рад,
– «Как говорится в нашей поговорке,
Цветок цветку ведь поневоле брат!
Ты прав, начнётся жизнь твоя сначала,
Но ты не бойся будущего, друг!
Всё замечательно, и, что бы не настало,
Ты в терниях кустов найдёшь свой луг!»
«Святая простота...» на тонком стебле
С пренебрежением качнулся её лист.
«Мы в этом мире, словно в летнем ветре,
Как одуванчика весной парашютист...»
«Да что ты ноешь, барышня такая!
Тем ветром надо быть нам всем самим!
Обиделась? Не бойся, брат, бывает,
Зато с тобой мы точно в корень зрим!»
В компании дни пролетали быстро.
Гадали все, кому их продадут.
А Пальмус слушал разговоры, мыслил,
Существовать, он понял – тоже труд.
Из трёх друзей покинул первым полку
Непревзойдённый Кактус-оптимист.
Когда купил его мальчишка громкий,
Заполнил комнату задорный, звонкий свист.
А Орхидею, нежную загадку,
Прекрасную принцессу южных стран,
Унёс Солидный Человек в перчатках,
Мечтательно убрав часы в карман.
С тех пор прошло три дня, четыре ночи.
Недолго бедный Пальмус был один.
Однажды закричал вновь колокольчик,
И маленький цветочный магазин
Наполнился студёными ветрами.
Без шапки, покупатель был кудряв.
Как безмятежной молодости знамя,
Качался за плечами длинный шарф.
Он продолжал так искренне искриться,
Без мыслей про погоду, длинный путь –
Так, что, взглянув на гостя, продавщице
Осталось улыбнуться и вздохнуть.
Не поздоровавшись, задал вопрос он сразу:
«У Вас в горшках какие есть цветы?»
«Уже почти закончились, но с базы
Должны ещё нам утром привезти.»
«Сейчас нужны! – отрезал посетитель. –
« А что за пальма?» «О, прекрасный вид!»
Подарок замечательный, возьмите!
Неприхотлива, долго простоит!»
Зажглись его глаза, и очень скоро
Опять растение покинуло свой дом.


И снова буря захватила город,
Всё закружилось в воздухе ночном.
Из холодов пришли в подъезд уютный
Спиралью лестница стремится к облакам,
И снова Пальма представляет смутно,
Что будет и в чьи руки он попал.
Дверной звонок. В сияющей прихожей,
Их встретили приветливо, тепло.
Улыбкой, на луну зимой похожей,
И взглядом ясным, будто бы стекло.
«Я поздравляю Вас» – сказал Он церемонно,
Отдал цветок под обоюдный смех.
Поставила на белый подоконник,
Включив хрустальной люстры яркий свет.
А в комнатах – пейзаж сентиментальный.
Повсюду книги, а на книгах – пыль.
Бумаги было столько, что у пальмы
Застыл от ужаса на листьях хлорофилл.
Дни гостя в новом доме шелестели,
Как летней ночью кроны тополей.
И коротал столь длительное время
Он рефлексией о добре и зле.
«Кто прав? Наверное, тот Кактус.
Как счастливо быть комнатным цветком!
Назваться господин Великий Пальмус,
Быть обрамлённым расписным горшком,
И наблюдать за суетливым миром,
И думать о великом, как всегда.
Смотри на улицу и фотосинтезируй –
Не это ли растения мечта?»
Весной устроил прения с сиренью
На тему высоты полёта пчёл.
По тезисам она была сильнее,
Пока душистый куст вдруг не отцвёл.
И Пальмус, как карикатурный барин:
Ему б не подоконник, а диван,
Халат восточный из персидской ткани,
И в слуги бы какой-нибудь профан.
Прошло полгода. Человек прекрасный,
Который подарил цветок зимой,
Внезапно стал всё реже появляться,
В квартире, ставшей грустной и пустой.
Хозяйке Пальмуса не становилось лучше.
Её сосед – глубокая тоска.
Луна улыбки скрылась где-то в тучах
И затянуло дымкою глаза.
В один из вечеров – звонок над дверью...
И этот голос счастья не сулит.
Слова свинцовые мгновенно полетели
Из револьверов злостей и обид.


Весь мир горел малиновым закатом,
Когда захлопнулась в прихожей громко дверь.
И пальме сразу стало жутковато
От мысли, что же будет с ним теперь.
Она вбежала в комнату. Спокойно
К стеклянному квадрату подошла.
Окно открыла с выдержкою воина.
Как будто вовсе не была грустна.
Последнее, что Пальмусу знакомо –
Солёная вода была в горшке.
Он вылетел из стен родного дома
Навстречу милой матушке-земле.
«Как интересно»... рассуждает пальма,
«Как быстро пролетают этажи!
Нелепо, но почти оригинально...
Но жизнь свою ещё я не дожил!
Я не согласен с томной Орхидеей,
Что мы в весеннем воздухе пылинки.
Ведь Кактус говорил нам быть мудрее,
Тогда в песке появятся травинки!»
Так думает о будущем растений,
Цветок, летящий мимо окон вниз.
Летящий мимо сотен разных мнений,
Карнизами сменяется карниз.
«Ведь пальму тонкую нельзя так вот оставить!
Внизу меня ведь кто-то подберёт!
Достанет из какой-нибудь канавы,
Начнётся жизни новый оборот!..»
Так думает великолепный Пальмус,
Судьбою ироничной оклеветан.
И не закатом тушит солнце лампу,
А зажигает радостным рассветом.


Кирилл Логунов

Иллюстрации: Юлианна Романович 

Leave a comment

Make sure you enter the (*) required information where indicated. HTML code is not allowed.